Запрет на распоряжение имуществом не порождает залоговый приоритет кредитора в деле о банкротстве

9 марта 2017, Комментарии Комментарии к записи Запрет на распоряжение имуществом не порождает залоговый приоритет кредитора в деле о банкротстве отключены

Принятые судом обеспечительные меры в виде ареста имущества не приводят к возникновению статуса залогового кредитора при банкротстве. К такому выводу пришел Верховный суд.

В силу п. 5 ст. 334 ГК РФ, если иное не вытекает из существа отношений залога, кредитор, в чьих интересах был наложен запрет распоряжаться имуществом, обладает в отношении него правами и обязанностями залогодержателя с момента вступления в силу решения суда об удовлетворении его требований. При этом в п. 5 ст. 334 ГК РФ законодатель лишь приравнял права взыскателя к правам залогодержателя, не указав на то, что в связи с введением запрета на распоряжение имуществом возникает полноценный залог. Более того, как следует из буквального смысла указанной нормы, правила о возникновении прав залогодержателя действуют, если иное не вытекает из существа отношений залога.

Отсутствие прав залогодержателя вытекает из существа отношений залога в ситуации банкротства должника. А закон о банкротстве исключает возможность удовлетворения реестровых требований, подтвержденных судебными решениями, в индивидуальном порядке и не содержит предписаний о привилегированном положении лица, в пользу которого наложен арест. Поэтому запрет на распоряжение имуществом не порождает таких залоговых свойств, которые позволяют кредитору получить приоритет при удовлетворении его требований в процедурах банкротства.

Подробности здесь>>>

Источникопределение ВС РФ от 27.02.2017 № 301-ЭС16-16279